Святочные демоны шуликуны

Вот и наступило Рождество. Впереди, до самого Крещенья, двенадцать дней святок. Святки — особое время. Веселое и страшное одновременно. Веселое — потому что все рядятся кто во что горазд: в козу, в журавля, в медведя. Выворачивают кожухи мехом наружу, лица закрывают берестяными масками или мажут сажей. В руки берут огромную восьмиконечную звезду, сделанную из цветной бумаги, и ходят по домам, поют хозяевам колядки.

Святочная маска А за это хозяева дарят им пироги, калачи, сало и всякие вкусные вещи. Потом колядующие собираются в чьей-нибудь избе и устраивают пир из собранной снеди. Еще на святках девушки гадают о женихах. Молодежь устраивает в чьей-нибудь избе вечерки. На вечерки парни приносят девушкам конфет, пряников, каленых орешков. Потом устраивают танцы до упаду. Весело на святках.

Но и страшно тоже. Потому что святки — граница года. Между Рождеством и Крещеньем — Новый год. Старый год кончается и начинается новый. Святки совпадают с зимним солнцеворотом. А это «нечистое» и опасное для человека время. Потусторонний мир, невидимый человеку в обычное время, открывается на стыках, границах, «поворотах» времени, когда старый период уже кончился, а новый еще не начался.

Поэтому такие временные «стыки», как зимний и летний солнцеворот, — это открытая граница между «тем» и этим миром. И в такие вот пограничные моменты вылезает на землю разная нечистая сила. В это время ей самое раздолье. Откуда же она берется, интересно? Давайте посмотрим.

На землю опустилась морозная ночь. Через несколько дней начнутся святки. На реке виднеется прорубь, затянутая тонким льдом. Если подойти поближе к реке, можно услышать, как лед в проруби кто-то снизу долбит чем-то острым. Как будто много мелких гвоздиков вбивают: тюк-тюк. Вот лед треснул, и множество маленьких острых шапочек показалось из проруби.

А в шапочках — какие-то странные маленькие существа, одетые в пестрые одежды. Это они своими шапочками лед снизу продолбили. Выскочили они на берег, сели кто на рогожу, кто на бычью шкуру, кто на сани с одним полозом и поехали Святочная маскапо дорогам, по перекресткам людей пугать, детей в прорубь утаскивать.

Это святочные демоны шуликуны. На Русском Севере (а именно там этот персонаж известен) их еще называют шулюкунами, шилиханами, реже — кулешами и кулешатами. Эти маленькие человечки держатся всегда стайками. Появляются они на земле только раз в году — на святках, все это время только и делают, что вредят людям, а в последний день святок, на Крещенье, пропадают до следующего года. Шуликуны происходят из умерших некрещеными и погубленных матерями детей.
***
Шуликуны-то появляются за пять дней до Рождества. Шум стоит — шуликуны понаехали. Головы остры, зады пестры. Да скажут: на коже, на коже шуликуны те едут. У них глаза светят, зубы светят, они в ступе летают, и шапки у них остры, долги шапки у них. Во Святки выезжают, во Святки прясть нельзя, шуликуны придут, веретен тебе много принесут. Они в реке живут и сами уедут накануне Крещенья (Архангельская обл., Черепанова 1996, 62).
***
Откуда происходит слово шуликун, точно неизвестно. Некоторые ученые считают, что оно связано с тюркским словом шулюк — «пиявка». Другие уверены, что оно происходит от татарского шульган — «злой дух, подводный царь, имеющий под водой бесчисленные стада скота». Третьи полагают, что это слово славянского происхождения и связано с древнерусским прилагательным шуй — «левый». Ведь в славянской мифологии мир нечистой силы всегда связан с левой стороной.

Кроме шуликунов, в русской традиции есть и другие специальные «святочные» демоны, появляющиеся только в это время: святке — нечистый дух в облике человека или животного; святочницы — некрасивые, покрытые волосами духи, появляющиеся на Святках в банях и неосвященных избах; святоша и святеха — нечистые духи, показывающиеся тому, кто рядится на святки.

Шуликуны вылезают на землю из воды — из речной проруби или болота. Размером они с кулачок. У них заостренная голова, похожая на конус, или острые железные шапочки. Ими они долбят лед в проруби, когда выбираются из водоема на землю. Те, кто видел шуликунов, утверждают, что у них нет пяток (вспомним, что черт тоже беспятый), а изо рта пышет огонь. Одеты они в пестрые, разноцветные одежды.
***
До Рождества за неделю шуликуны поедут по деревням. Шапки у них остры, а копья длинны, повозки большие, и огонь в них — лампочки там горят (Архангельская обл., АА).
***
На земле они толкутся на перекрестках, подстерегая людей, а также ездят по деревням. А какие у них транспортные средства! Чаще всего они ездят без саней, просто на одном полозе. По другим свидетельствам, у шуликунов есть сани, железные повозки и кони. Но они могут ездить и на шкурах животных, на рогожах, на печи, в железных и медных ступах. В руках у них железные крюки, которыми они ловят людей. Схватив человека, они затягивают его в прорубь.
***
Шуликуны в воде живут. Когда Святки — на сушу вылезают. Шапки остры, имеют коней, сани. Человека заберут в воду да говорят: «До воды пихай, до воды пихай». К себе возьмут. Шапками долбят лед и человека в прорубь пихают. Боялись выйти на Святки — шуликуны возьмут (Архангельская обл., АА).
***
Шуликуны делают людям разные мелкие пакости — заманивают пьяных в сугробы, ходят ночью по деревне, заглядывая в окна и пугая детей. Появление большого числа шуликунов считается плохим предзнаменованием — год будет несчастливым.
***
Они, шуликуны, из проруби вылезут, у них все железное — и сани, и повозка, и кони железные. В повозку складут человека, вокруг дома объедут, на прорубь увезут. Нас раньше стращали все. 25 декабря — Игнатов день, говорят, сегодня выходят шуликуны. Говорили детям: «Спи, а то шуликуны придут». На Рождество они выезжают из воды на ступах, на медных ступах, а во рту — огонь. Они по улице едут, в окошки смотрят (Архангельская обл., Черепанова 1996, 62–63).
***
Единственное спасение от шуликунов — крест и освящение воды на Крещенье. Шуликуны не могут вынести освященной воды и исчезают из земных вод.
***
На Святки на реку с крестным ходом ходят, а потом говорят: теперь всех шуликунов в речке потопили, некого бояться (Архангельская обл., Черепанова 1996, 62).
***
Но были и другие способы борьбы с этими демонами. В сочельник во время водосвятия устраивали езду на тройках по льду реки и вокруг деревни, чтобы «давить шуликунов». В других деревнях шуликунов выгоняли из села в последний день перед Великим постом.
***
Великий пост подойдет, будет заговенье. Кругом деревни гоняют тройки, шуликунов топчут. Это будто черти, а потому их и топчут, чтоб они не остались (Коми, Черепанова 1996,63).
***
Позднее шуликунами стали называть не только демонов, но и ряженых на святки, которые группами бегали по селу и пугали прохожих. Часто шуликунами рядились только парни, которые одевались в рваную одежду, вывернутые тулупы, закрывали себе лица и пугали девушек, стараясь догнать их и вывалять в снегу.

Источник

Елена Евгеньевна Левкиевская
Русская народная мифология.