Кузьмичева трава – Кузьмич и его целебная настойка от ревматизма, болезней желудка и кишечника

Кузьмичева трава и народный целитель, который  ее настойкой лечил ревматизм, болезни желудка и кишечника, стали известны во всей России и за ее пределами в конце 19 века. Что же это за Кузьмичева трава? Сам знахарь Кузьмич (Федор Кузьмич Муховников) ревниво оберегал свое средство от посторонней любознательности. Долго эту чудодейственную травку так и называли по его имени.Кузьмичева трава

О раскрытии секрета написали многие газеты и журналы того времени, в том числе и журнал «Всемирная иллюстрация» в одном из номеров 1892 г. опубликовал статью:

Кузьмичева трава, новое целебное средство

Пo линии Самаро-Оренбургской железной дороги, в 97 верстах от Самары, находится станция Марычевка. Это — совершенно ничтожное само по себе местечко, не имеющее ни малейшего торгового значения, приобрело, однако же, неимоверную известность в Самарском крае. В последние годы из Самары на эту станцию ежегодно бралось более 10.000 пассажирских билетов.

В Марычевке чуть не с каждым поездом высаживалась целая толпа пассажиров, которых около станции ожидали несколько десятков крестьянских подвод. Вся эта толпа — не что иное, как недужная публика, удрученная всяческими неизлечимыми хворостями и устремившаяся, как к последнему прибежищу, к знаменитому Кузьмичу.




Первые слухи о Кузьмиче, проникли в публику лет двадцать тому назад. Кузьмич — простой крестьянин, житель села Виловатого, находящегося в пяти верстах от ст. Марычевка. Молва о чудодейственных врачебных подвигах этого Кузьмича сначала ограничивалась тем, что он лечил отваром какой-то травы ревматизм и желудочные страдания.

Побывавшие у Кузьмича больные отзывались о его средстве в самых восторженных словах, и известность знахаря начала расти не по дням, а по часам. Сначала к нему обращались только окрестные мужички, потом окрестные помещики, а там повалило и купечество из разных городов Самарской, Оренбургской и Уфимской губерний.

Кузьмич всех ласково принимал, расспрашивал, узнавал болезни, лечил с неизменным успехом и — надо отдать ему справедливость — не брал ни копейки. Принимал он всех и каждого, но лечил не всех; иным, после расспроса о болезни, он отказывал в своем лекарстве, прямо заявлял, что оно не поможет.

отвар Кузмичовой травы при болезни
Больной муж (1881 г.) Максимов

Ко времени открытия оренбургской железной дороги слава Кузьмича уже успела выйти из пределов самарской губернии и гремела по всей России. Благодаря облегчившемуся с открытием железной дороги сообщению, в с. Виловатое стали стекаться толпы больных со всех сторон, приезжали даже иностранцы — французы, немцы, англичане. Один из последних за успешное лечение уплачивает Кузьмичу ежегодную пенсию в 300 рублей.

По мере расширения практики, увы, первоначальная простота виловатовского знахаря начала уступать под натиском новых совсем иных чувств. Безмерно польщенный своей известностью и обуреваемый жаждой наживы, которая не могла не зародиться в нем, потому что все вылеченные насильно совали ему деньги, Кузьмич мало по малу стал полечивать и другие болезни, который прежде откровенно считал стоящими вне своей врачебной компетентности.

Денег ему, положим, и нельзя было не брать, и не потому только, что ему их настойчиво предлагали, а главным образом потому, что приобретение целебной травы становилось для него более и более затруднительным и требовало все возраставших расходов. Кузьмичева трава (о ней речь еще впереди) попадается довольно часто в губерниях Самарской, Уфимской, Оренбургской, главным же образом на южных отрогах Уральского хребта.

Пока у Кузьмича больных было немного, он добывал траву сам, а частью принанимал, для ее сбора своих же односельчан. Но когда больные начали притекать тысячами, тогда и травы, конечно, понадобились чуть не возы. Пришло время, когда целебное растение стали доставлять в Вяловатое целыми обозами из Уральска.

Но принятие доброхотных даяний само по себе еще могло бы казаться делом безгрешным, если бы знахарь оставался в пределах своей первоначальной врачебной правоспособности, т. е. продолжал бы лечить ревматизм и страдания пищеварительного аппарата. Но лукавый попутал простодушного поселянина, внушив ему коварную мысль лечить одной и той же травой всех больных, какие только к нему являлись, с какими бы то ни было недугами.

Тифы, лихорадки, даже аневризмы, чахотка, наконец, рак — все это было приведено им к одному знаменателю; каждому и всякому он вручал свои «классические» четвертные бутыли с настойкой, сопровождая их кратким словесным наставлением и твердо выраженной верою в успех лечения. Начались, конечно, крутые неудачи, а вместе с ними и Кузьмичева слава стала меркнуть…




Что же это за Кузьмичева трава? Этот вопрос не мог не интриговать в высочайшей степени многих любителей таинственного, которыми и было потрачено немало стараний на разоблачение секрета. Но секрет не давался. Кузьмич ревниво оберегал свое «средствие» от посторонней любознательности; он никому и никогда не давал своей травы, а давал только настойку из нее — бурую жидкость с запахом мятного масла.

Кузьмича расспрашивали, за ним следили, высматривали, выпытывали у его односельчан, но ничего толком узнать не могли. Наконец Кузьмичу до смерти надоели эти посягательства. В один прекрасный день, узнав, что его выслеживает один из его мучителей, он сделал вид, что собирается ехать за травою: снарядил подводы и отправился куда-то с сыновьями.

Подводы возвратились, нагруженные ворохами травы. Кузьмич и его домашние целый день возились, связывая эту траву в пучки и развешивая ее для сушки. Открыватель секрета был все время на стороже. Улучив минуту, он завладел пучком этой травы и с торжеством помчался восвояси. Теперь Кузьмичев секрет открыт! Знатоки-ботаники тотчас определили траву; она оказалась красою самарских оврагов, обыкновенным плакуном (Lythrum Salicaria). Публика удовлетворилась таким разоблачением секрета, а Кузьмич посмеивался в бороду: — надул господ!

Эфедра, Ephedra distachya
Эфедра, Ephedra distachya

Окончательное разоблачение кузьмичевского секрета выпало на долю местного лесничего Н. И. Партанского. Г. Партанский страстный любитель ботаники; во время своей многолетней службы в Самарском крае он составить обширный гербарий местной флоры. В 1884 г., осматривая лес в Бузулукском уезде, он нашел совершенно незнакомое ему растение, изображение которого читатель найдет на этой странице нашего журнала.

Сопровождавший г. Партанскаго лесник тут же и объяснил ему, что это не что иное, как «ароматиз трава» («ароматиз»— ревматизм), та самая, которую мужики собирают для Кузьмича. В скором времени г. Партанскому удалось добыть от самого Кузьмича его таинственную траву, и тогда он убедился, что его лесник был совершенно прав. Г. Партанский не замедлил обнародовать свое открытие в «Самарских Губернских Ведомостях», а в нынешнем году напечатал об этом небольшую брошюру, которой мы и пользуемся.

Кузьмичевская трава, очень невзрачное на вид растение, называется в ботанике хвойником или степной малиной, по латыни Ephedra vulgaris. О ее наружном виде читатели могут судить но нашему рисунку. У эфедры многолетний деревянистый корень: из его вершины во все стороны расходятся подземные корневища, похожие на сарсапарель (которую, как кажется, нередко подмешивают эфедрой).

хвойник двухколосковый
Хвойник двухколосковый

Корневища пускают из себя пучки тонких суставчатых стебельков, на которых сидят немногочисленные прижатые к стеблям веточки. Кустики эфедры редко бывают более фута ростом. Вершины стебельков часто загибаются крючком или кольцом, или спиралью. У эфедры нет листьев, их заменяют маленькие пленки, сидящие на сочленениях стеблей.

Эфедра — растение двудомное, т. е. снабженное отдельными мужскими и отдельными женскими цветами. Мужские цветки сидят в колосках, состоящих из четырех рядов чешуек; в пазухах этих чешуек и сидят цветочки; каждый цветочек состоит из двух пленок и одной тычинки с 8 двугнездными пыльниками.

Женские цветки заключены в шишечках, располагающихся на вершине стеблей; эти шишечки но виду напоминают кленовую почку. У созревшего плода чешуйки становятся сочными, мясистыми и принимают красноватую окраску, а под ними образуются по два зернышка, похожие на яблочное семя.

Целебные свойства хвойника давным-давно известны приволжским и сибирским инородцам. Отец Кузьмича, живший в Сибири, вывез оттуда это средство и передал секрет своему сыну. Дело в том, что инородцы по коренным условиям своего быта постоянно подвержены простудам и очень хорошо знают, что такое ревматизм. Ознакомившись издавна с целебными свойствами эфедры, они делают запасы этой травы и настойкой из нее успешно борются со своими ревматизмами.

Рецепт настойки Кузьмичёвой травы

Г. Партанский, испытав на самом себе целебное действие эфедры, горячо рекомендует ее ревматикам. Для приготовленья настойки следует ваять 3 золотника стеблей эфедры, сполоснуть траву водой, и заварить четырьмя стаканами кипятка; смесь настаивается часов 12, а потом кипятится, пока не уварится на четверть первоначального объема, т. е. пока из первоначально взятых четырех стаканов не останется только 3.

После того навару дают остынуть, процеживают его, сливают в  бутылку и хранят в холодном месте. Настойка скоро портится и потому не следует заготовлять ее в большом количестве. Все лечение заключается в том, что больной пьет этот декокт рюмками 3—4 раза в день, за полчаса перед чаем, завтраком, обедом, ужином. Курс лечения продолжается неделю, две, иногда с месяц.

В очень упорных случаях застарелого ревматизма лечение разбивается на несколько отдельных курсов: — больной пьет настойку 2 — 3 недели, потом, делает перерыв на несколько дней, потом опять принимается за декокт, понемногу уменьшая его ежедневную порцию, и так продолжает до полного выздоровления, которого почти наверное удастся добиться, даже при самом лютом, старом ревматизме,

В настоящее время в газетах, уже стали попадаться объявления о продаже эфедры. Г. Партанский советует обращаться за нею к доктору Нестору Васильевичу Постникову, в Самару.

Еще один взгляд на деятельность знахаря Кузьмича изложен в очерке «Иллюстрированный спутник по Волге», составленном в 1884 году подполковником Генерального штаба Степаном Ивановичем Монастырским (1833-1905).

Читать «Знахарь Кузьмич и его лечение»